July 6th, 2020

Радостные моменты

8D8A3003.jpgГлава двадцать первая
Радостные моменты


Как хороши, как свежи были розы…
И. Тургенев


Был зимний вечер, один из тех, когда после сильных морозов наступала оттепель и снег разбухал, становился липким и вязким, – самым лучшим, чтобы играть в снежки или лепить снеговика. Небо, при свете дня, наверное, пасмурное и серое, в вечерних сумерках было чистой основой для прозрачной синевы приближавшейся ночи. Я, пятиклассница, гуляла во дворе вместе с девочкой из класса, Диной, с которой недолго мы были очень дружны. Мы радовались тёплой зиме, носились по заснеженной площадке, кричали что-то друг другу, смеялись громко и открыто, не боясь жадно заглатывать морозный воздух, и вдруг подруга схватила меня за руки и радостно выпалила: «Давай кружиться до упаду!» Я крепко сжала её руки в ответ, и мы стали всё быстрее перебирать ногами, вороша снег, местами проскальзывая по нему, отклонившись до предела назад, но предохраняя друг друга от падения. Мы кружились, заходясь звонким смехом, закидывая головы от удовольствия и невозможной радости, охватившей нас обеих. Двор, деревья, турники – всё исчезло в круговороте быстрого мелькания, превратившись из настоящих вещей в длинные сизые дуги, словно мы с подругой оказались внутри сказочной карусели. А дома и вовсе исчезли, а на их месте, как по чёрному небосводу ночи, неслись десятки огромных хвостатых звёзд: жёлтые, белые, голубые, оранжевые – огоньки окон, горящие в темноте вечера, – они стали небесными светилами, золотыми сияющими кометами. И я, заворожённая, проносясь ещё и ещё мимо них, не верила своим глазам. Я видела звёздное небо так близко, так ясно перед собой! Это было настоящее чудо! И когда моё счастье показалось мне безграничным, таким, что большего просто и нельзя было бы пожелать, с неба стали медленно падать огромные снежные хлопья – лёгкие, мягкие, невесомые – они задерживались ненадолго на одежде, но мгновенно таяли, лишь коснувшись лица, – наших разгоревшихся щёк. Счастье, нежданное, непредвиденное, то, которое нельзя повторить специально, охватило меня всю – абсолютное и окрыляющее – мне хотелось обнять весь мир, расцеловать всех людей, и чтобы всем стало так же хорошо, как и мне. Этот миг, казалось, мог длиться вечно!


Collapse )