July 29th, 2020

Завершение

8D8A3155.jpgГлава тридцать третья
Завершение


Моё прошлое страшным призраком преследовало меня, не давая опомниться, сдавливая, стискивая, наполняя всю меня своей ужасающей тяжестью, словно неподъёмный груз лежал на моих плечах… И я покорно несла его, не могла пошевелиться, чтобы сбросить. Казалось, что малейшее усилие – это непомерный труд, на который я уже была неспособна. Как тяжело и страшно! Так страшно и внутри всё сжималось до боли. Я сидела безвольно опустив руки, в молчании, без слёз и почти не дыша. Как можно было жить дальше с этой ношей? Я не знала… Так невыносимо, так тошно – я точно одеревенела, – каждое движение, каждый вздох и каждая мысль ранили меня нестерпимо. Столько раз из ночи в ночь, каждую ночь, мне снилось, что я снова в доме моего детства, в этом мрачном притоне, который стал для меня темницей, и я не могла убежать, я не видела дверей или окон, только грязные серые стены, в которых так долго я была заключена. И эта ужасная женщина, моя мать, там – со мной, – и я хотела скрыться от неё, спрятаться, никогда больше не видеть и не знать, но как бессильна я была; и мы – за одним столом – напротив друг друга, выжидая, испытывая, без слов. Если бы она знала и могла чувствовать чудовищный страх, который я испытывала перед ней! Её лицо, бесчувственное и холодное, как восковая маска, обращено ко мне, а я в смятении и отчаянье, не понимая, что делала здесь, как оказалась снова в этом ненавистном месте. И губы моей матери, не шевелясь, произносили пустые, бессмысленные признания в любви, но больше я не верила им, – в них скрывалось лишь коварство, – они, как западня, в которую маленькой девочкой я попадала столько раз, прощая жестокость. И я кричала ей, что не верю, что ненавижу её, что хочу только уйти, но в ответ – всё тот же взгляд воскового лица.


Collapse )