Category: отношения

Category was added automatically. Read all entries about "отношения".

Всем друзьям и читателям блога

Дорогие друзья, спасибо за вашу поддержку, тёплые слова и доброту! Это так много значит для меня…

Последние несколько дней были особенно трудными. Заканчивая «Историю маленького человека», невозможно дольше держать всё в себе, казаться радостной и общительной, когда накопилось столько боли и невысказанных переживаний. И я решила выкладывать главы книги в своём журнале.

Если вам близка моя история, вы пережили тяжёлое детство, обиды и несправедливость жестокого отношения в семье и школе, или кто-то из близких прошёл через подобное, поделитесь своими мыслями, историями, чувствами – это поможет многим, кто, возможно, не обозначая себя, читает блог и нуждается в поддержке. Так мы передадим частичку своего мужества другим. Называя проблему потребительского отношения к детям в семьях, вместе начнём менять систему, помогая родителям быть добрее, искреннее, относиться к детям как к равным, полноценным людям.

IMG_9939.JPG

Collapse )

Чувство вины

8D8A3123.jpgГлава двадцать седьмая
Чувство вины


Это только потом, через годы, я стал понимать,
Как казнят матерей безучастьем и чёрствостью дети.
Друг мой, брат мой, товарищ мой, если зовёт тебя мать –
Рвись к ней сердцем. Спеши. Мчись к ней в самой крылатой ракете.
Каждый миг на счету. Будь быстрее, чем звук и чем свет.
Опоздаешь в пути – не простишь себе этого вечно.
Ты звала меня, мать? Я пришёл. А тебя уже нет.


Сергей Островой
Мать


Бабушка часто рассказывала одну странную и грустную притчу о материнской любви, о её безусловной и бескорыстной сути. Молодой мужчина взял в жёны женщину, которая не поладила и невзлюбила его мать. После свадьбы жена стала всё чаще выражать свою ревность по отношению к неугодной свекрови и упрекала мужа в том, что мать дороже своему сыну, чем его супруга. И как бы муж ни старался уговорить избранницу, что его любовь к ней сильнее всего на свете, она не верила и только больше ожесточалась. И однажды, чтобы раз и навсегда проверить чувства, молодая женщина сказала: «Если ты действительно любишь меня, то убей свою мать и принеси мне в доказательство её сердце!» Долго мучаясь и не решаясь совершить ужасное, мужчина всё-таки убил свою мать. Держа в руках её тёплое сердце, он переступал порог своего дома и вдруг оступился, но смог удержаться, и тогда услышал ласковый голос матери: «Сыночек, осторожнее – не упади…»


Этот рассказ всегда вызывал во мне жуткое ощущение, и я не понимала, что заставляло бабушку повторять его снова и снова. Так она, наверное, пыталась научить меня, что любовь матери несокрушима, какой бы ужасный поступок ни совершил ребёнок. Но я не знала, какая связь существовала между моралью притчи и мной. В детстве я не смела усомниться в любви своей матери, какой бы невозможной, особенной или уродливой ни казалась мне эта любовь. А много лет спустя, уже после школы, я узнала другую, правдивую, историю, которая случилась не в воображении мудреца или баснописца, а в жизни.


Collapse )

Противостояние

8D8A3109.jpgГлава двадцать четвёртая
Противостояние


Чтобы я, – говорю, – свободная женщина,
сама себе хозяйка, да кому-нибудь
в паспорт вписалась, чтобы я мужчине
в крепость себя отдала – нет! Да будь
он хоть принц американский –
не подумаю замуж за него идти.


М. Горький
На дне


В дворовой компании Паши я встретила Андрея, рыжеволосого, веснушчатого юношу. Он одевался во всё чёрное и выглядел потрёпанно и неаккуратно, как будто внешний вид нисколько не занимал его, не тяготил необходимостью соблюдать опрятность даже ради приличия. Я узнавала Андрея ещё издалека, потому как он всегда ходил быстро, размашистыми шагами, подаваясь вперёд всем телом, отталкиваясь руками от воздуха, помогая себе ещё больше ускоряться, – от этого его кудрявые волосы подлетали вверх, придавая лицу трагичность и отрешённость, как смелому и отчаянному героя прошлого, который спасался от страшной грозы, прорываясь сквозь ветер, бьющий наотмашь. Во всём существе этого юноши чувствовался надрыв, как будто вот-вот что-то должно было оборваться в нём и убить. Он напоминал мне Ван Гога – такой же порывистый, впечатлительный, ранимый, но Андрей пытался скрывать эти чувства от своих товарищей за притворной маской грубости и холодного равнодушия. Он старался изо всех сил, но не мог справиться с бушующими внутри страстями. Ребята относились к нему пренебрежительно и насмешливо: дразнили за необычный цвет волос, подчас самым жестоким образом; давали гнусные прозвища, словно ощущая в нём противные мальчишеству качества, которых они не понимали и страшились, – они хотели заклевать его, потому что ранимость другого человека напоминала им об их собственных уязвимости и слабости. И было заметно, что такое отношение привычно для Андрея, как будто прежде и повсюду он был гоним в своей жизни. Он злился, затевал драки, чтобы постоять за себя и показать потаённую силу, но этим вызывал ещё больше издевательских шуток, – его не воспринимали всерьёз; он был посмешищем, и я искренне сочувствовала ему, видела внутри него такое же одиночество изгоя, какое знала в себе.


Collapse )

Первая любовь (продолжение главы)

8D8A3042.jpgПродолжение главы (читать начало главы)


Шло время и ничего не менялось: я писала стихи, засыпала с молитвой о том, чтобы увидеть любимого во сне, и, по временам предаваясь собственной боли, плакала, пока имела возможность остаться одной. А потом, в середине девятого класса, случилось невероятное. Несколько раз в моём отрочестве я обретала, сама не зная откуда, смелость доблестного героя, и в такие мгновения для меня больше не существовало преград. Все мои страхи вдруг исчезали, словно я никогда и не знала их. В нашей школе устраивали танцы. Я обожала танцевать ещё с детства, когда к нам приезжала тётя Шура, но на большие школьные вечера меня никогда не отпускали, а в этот раз маму назначили дежурным учителем, и я вымолила разрешение ненадолго прийти вместе с ней. Каким-то удивительным стечением обстоятельств мой возлюбленный тоже оказался на танцах, в окружении своих друзей. Заметив его в толпе, вспышках света и теней, я остановила дыхание и прислонилась к стене, чтобы найти опору и успокоить бешено забившееся сердце. Люди слились в единую трепещущую и волнующуюся массу, я перестала различать их лица, – меня могли высмеять, освистать, раздавить издёвками и, хуже всего, отчуждением, но что ещё я могла бы потерять; и тогда я приготовилась к своему решительному броску. Я мечтала лишь об одном мгновении вдвоём, об одном танце, как в моих снах, воспоминание о котором осталось бы со мной на всю жизнь.


Collapse )

Первая любовь

8D8A3045.jpgГлава двадцать третья
Первая любовь


У счастья нет завтрашнего дня;
у него нет и вчерашнего; оно
не помнит прошедшего,
не думает о будущем; у него
есть настоящее – и то не день,
а мгновение.


И. Тургенев
Ася


Я росла впечатлительной и сентиментальной девочкой, увлечённой красивыми историями о любви, которые со временем должны были стать продолжением детской искренней веры в сказку, преображающей мир вокруг, избавляющей его ото зла и воцаряющей добро. Этот новый мир, так непохожий на всё, что я знала раньше, был моим воображаемым прибежищем среди душевной бедности и чёрствости, которые окружали меня. Мои внутренние, невысказанные переживания были единственной безраздельно моей собственностью, на которую никто не смел посягнуть; и я тщательно оберегала их от всякого покушения и бессознательно неотступно искала выход, искала любую возможность обретения этой новой сущности жизни. Внутри меня теплилась надежда любви – волшебное блаженство спасения от серости и обыденности судьбы, которую для меня приготовили другие. Моя душа рвалась навстречу чему-то прекрасному, чего она никогда не знала. Я искала любовь везде задолго до прихода первого чувства. Мне казалось, что, когда я найду своё счастье, эта любовь поглотит всё, что только ради неё и стоило бы жить. Когда молодое сердечко, подобно веточкам спящего дерева, ожидающих солнца и весеннего тепла, томится предвкушением пробуждения жизни и обновления, как мало нужно для возникновения любви! Словно самое маленькое зёрнышко, попадая в плодородную почву, способно разрастись в сильное дерево, питаясь из ничего. И моя первая любовь ошеломила меня, изменила и заставила почувствовать себя живой. Даже новая боль, которую в итоге я узнала, не могла вернуть меня обратно – туда, откуда я происходила. Спустя годы я задумывалась о смысле этого чувства: чем стало оно для меня? Сначала преследуя его, а позже спасаясь, я совершила много ошибок, но во мне не было места для сожаления и сомнений, потому что я понимала, какой пустой и безжалостной могла бы стать, если бы не испытала любовь так рано. Я встречала людей, которые осмеливались убеждать меня, что ничего не было, что я придумала своё чувство из увлечения мелодраматизмом жизни, – но что могли они знать о моём сердце? Их суждения были лишь отражением собственной неспособности чувствовать – их души окостенели от страха быть погубленными неразделённой любовью.


Collapse )

Бегство

8D8A2787.jpgГлава шестнадцатая
Бегство


Он есть, мой сонный мир,
его не может не быть,
ибо должен существовать
образец, если существует
уродливая копия.


В. Набоков
Приглашение на казнь


Был обычный зимний вечер, похожий на другие вечера зимы – один из многих в моём детстве, когда иссини-чёрное небо, словно пропасть, раскидывается над землёй в сизом мраке, окутывающем всё вокруг. Снег несмело поблёскивает в свете уличных фонарей, стираются очертания домов, и лишь окна квартир шашечками горят, подвешенные в воздухе. Фигуры людей кажутся силуэтами призраков и бесшумно плывут мимо, по временам вздрагивая от порывов ветра, ударяющего то в лицо, то в спину, то настигающего откуда-то снизу, как будто пытаясь подхватить прохожих – оторвать от земли. И лишь слабый хруст под ногами выдаёт осязаемое, настоящее присутствие людей. Голые деревья мертвенно стоят вдоль дорог и простирают друг другу свои безжизненные ветви. И я иду по заснеженной улице вместе с мамой, бабушкой и дядей Юрой, – мы провожаем его до автобусной остановки, как это иногда бывало, когда он навещал нас. Мне всегда было так хорошо и радостно рядом с Юрой, но после становилось невыносимо тяжело, словно он никогда и не приезжал. Я знала, что за светлые безмятежные минуты неизменно наступала расплата, и я винила себя, покорно слушая брань, которую обрушивали на меня бабушка и мама: всё в моём поведении, голосе, смехе было нестерпимо оскорбительно для них; я позорила их своей несдержанностью, и весёлостью, и никак не могла усвоить, как же ведут себя хорошие дети в присутствии гостей. И я знала, что, как только мой дядя скроется в закрывающихся дверях автобуса, обернувшись и помахав на прощание рукой, улыбаясь ласково и нежно, всё будет кончено для меня. Как хорошо знакомо было мне это чувство: я словно по секундам знала каждое действие и каждое произнесённое слово... О! Как хотелось мне остановить время, чтобы навсегда сохранить только тепло и доброту, чтобы ничто плохое больше не коснулось меня! И вдруг неизвестная, волшебная сила охватила меня всю – я почувствовала, что вот сейчас, в это самое обыкновенное мгновение, смогу спасти себя. Вырвав руку из маминой руки, я стремглав бросилась за Юрой в автобус. Я хотела уехать вместе с ним! Мне казалось, что я смогу, что наконец-то убегу и спрячусь ото зла, что никто больше не посмеет обижать меня и жестоко издеваться. Меня наполнило такое восхитительное чувство надежды от мысли, что я уеду и останусь с Юрой, что начнётся наконец-то новая прекрасная жизнь! Какая отчаянная, наивная и смешна попытка! Юра замешкался в дверях, а я уже впорхнула маленькой ножкой на нижнюю ступеньку автобуса, задохнувшись от волнения и отчаянной смелости, ощущая близость своего избавления.

Collapse )

Затмение. Глава 17

В начало

XVII

10 июня
07:44 (в твоём городе)

Если время лечит (а ведь ты так и считаешь), почему мне не становится легче? Почему, чем больше дней проходит, тем тяжелее? Почему, когда я одна, раны точно все разом вскрываются? Мне нигде нет покоя. Я пытаюсь забыть тебя, не думать о тебе, но ничего не помогает: работа, книги, друзья, любовники, поклонники – ничего – всё это даёт лишь временное облегчение, а точнее, такое обманное забвение, очнуться от которого, ещё страшнее, чем было бы совсем без него. Всё это только иллюзия облегчения…

О! Как я завидую тебе, Никита! Ты так верен своему слову, последователен в своих действиях, ты так быстро смог забыть меня, вычеркнуть из своей жизни. Как легко ты принял мою любовь, и так же легко распрощался с ней.

Collapse )

Затмение. Глава 16

В начало

XVI

15 мая
08:42

Вчера в одном фильме услышала: «Итог всегда один – всё заканчивается смертью».

10:33

Сегодня в библиотеке произошло неприятное происшествие. И я расстроилась, как маленькая, очень обидно стало, только не знаю за кого сильнее – за себя, за Колю, библиотекаря, или за весь мир, таким вдруг приземлённым и гадким он мне показался.

Вот, что случилось…

Collapse )

Затмение. Глава 15

В начало

XV

8 мая
20:30

Только что разговаривала с Ромой. Не говори ему, что знаешь об этом. В конце концов, это мой дневник, и я могу писать в нём, что хочу. Больно, очень больно… Ещё одна жертва цинизма! Рома назвал меня фанаткой! А мои чувства к тебе – простой страстью, фанатизмом, безумием.

Я поняла, мужчины боятся любви женщины, потому что это чувство призывает их нести ответственность за свои действия. Как же легко судить о переживаниях других людей, когда сам – камень.

— Ну, сходи к психиатру… – сказал Рома. – Это не любовь, это страсть. Типа, запретный плод сладок и всё такое. «Чем меньше женщину мы любим, тем больше нравимся мы ей».

Вот, какой мудрец твой друг! Ага! Чем больше женщину мы меньше, тем больше меньше она нас. Снимаю перед вами шляпу, достопочтенные господа!

Collapse )

Затмение. Глава 14

В начало

XIV
(продолжение от 27 апреля)

Последнее время у меня создаётся ощущение двух реальностей. Словно я одновременно живу в двух мирах. А порой я просто сижу, что-то делаю и вдруг перестаю себя ощущать, как будто меня нет. Не чувствую своего тела, того, что происходит вокруг. Я вроде и вижу материальный мир, окружающий меня, но одновременно меня нет в нём… И я не знаю, где я. Словно я перевоплощаюсь в мысль, или воздух, и существую в таком только, неосязаемом, виде…


Длится по времени это недолго: секунду, две и совсем уж редко, наверное, пять или десять секунд. Но эти мгновения очень яркие – такие, что могут выбить из колеи и смутить на весь день.

Не знаю, насколько хорошо я описала своё состояние, но оно какое-то невероятное… Совершенно безумное! Я не могу этого толком объяснить, а иногда боюсь, потому что, выпав из реальности, мне начинает казаться, что меня в ней никогда и не было… И я могу больше не вернуться обратно…

Collapse )