Category: семья

Category was added automatically. Read all entries about "семья".

Всем друзьям и читателям блога

Дорогие друзья, спасибо за вашу поддержку, тёплые слова и доброту! Это так много значит для меня…

Последние несколько дней были особенно трудными. Заканчивая «Историю маленького человека», невозможно дольше держать всё в себе, казаться радостной и общительной, когда накопилось столько боли и невысказанных переживаний. И я решила выкладывать главы книги в своём журнале.

Если вам близка моя история, вы пережили тяжёлое детство, обиды и несправедливость жестокого отношения в семье и школе, или кто-то из близких прошёл через подобное, поделитесь своими мыслями, историями, чувствами – это поможет многим, кто, возможно, не обозначая себя, читает блог и нуждается в поддержке. Так мы передадим частичку своего мужества другим. Называя проблему потребительского отношения к детям в семьях, вместе начнём менять систему, помогая родителям быть добрее, искреннее, относиться к детям как к равным, полноценным людям.

IMG_9939.JPG

Collapse )

Чувство вины

8D8A3123.jpgГлава двадцать седьмая
Чувство вины


Это только потом, через годы, я стал понимать,
Как казнят матерей безучастьем и чёрствостью дети.
Друг мой, брат мой, товарищ мой, если зовёт тебя мать –
Рвись к ней сердцем. Спеши. Мчись к ней в самой крылатой ракете.
Каждый миг на счету. Будь быстрее, чем звук и чем свет.
Опоздаешь в пути – не простишь себе этого вечно.
Ты звала меня, мать? Я пришёл. А тебя уже нет.


Сергей Островой
Мать


Бабушка часто рассказывала одну странную и грустную притчу о материнской любви, о её безусловной и бескорыстной сути. Молодой мужчина взял в жёны женщину, которая не поладила и невзлюбила его мать. После свадьбы жена стала всё чаще выражать свою ревность по отношению к неугодной свекрови и упрекала мужа в том, что мать дороже своему сыну, чем его супруга. И как бы муж ни старался уговорить избранницу, что его любовь к ней сильнее всего на свете, она не верила и только больше ожесточалась. И однажды, чтобы раз и навсегда проверить чувства, молодая женщина сказала: «Если ты действительно любишь меня, то убей свою мать и принеси мне в доказательство её сердце!» Долго мучаясь и не решаясь совершить ужасное, мужчина всё-таки убил свою мать. Держа в руках её тёплое сердце, он переступал порог своего дома и вдруг оступился, но смог удержаться, и тогда услышал ласковый голос матери: «Сыночек, осторожнее – не упади…»


Этот рассказ всегда вызывал во мне жуткое ощущение, и я не понимала, что заставляло бабушку повторять его снова и снова. Так она, наверное, пыталась научить меня, что любовь матери несокрушима, какой бы ужасный поступок ни совершил ребёнок. Но я не знала, какая связь существовала между моралью притчи и мной. В детстве я не смела усомниться в любви своей матери, какой бы невозможной, особенной или уродливой ни казалась мне эта любовь. А много лет спустя, уже после школы, я узнала другую, правдивую, историю, которая случилась не в воображении мудреца или баснописца, а в жизни.


Collapse )

Семья

8D8A2722.jpgГлава двенадцатая
Семья


Стоять одному за всех и всем за одного.


В. Даль
Пословицы русского народа


В школьных учебниках всегда так восторженно писали о семье, её великой, незыблемой роли в жизни каждого человека, каждого ребёнка. «Самая большая ценность общества – это семья», – читала я на страницах такой книги. В ней рассказывалось о важности семейных традиций, нерушимости кровных связей между родными людьми – маленьким человеческим обществом, построенном на взаимопомощи и любви. И я ощутила подступавшую тошноту. Слово «семья» – короткое, заключавшее в себе столько смысла, – означало для меня совершенно иное: лицемерный фасад для средоточия всех человеческих пороков; тюрьму, в которой гнила душа, совершалось подчинение слабых сильным, в которой действовали не разум и сердце, а глупость, суеверие и произвол, в которой голос личности уступал рёву большинства – и это было уничтожение, сознательное истребление человеческой свободы в угоду сомнительных законов, восходящих ко временам жертвоприношений и родовых общин дохристианской Руси.


Collapse )

Дядя Юра (продолжение главы)

8D8A2751.jpgПродолжение седьмой главы (читать начало главы)


После рождения единственной дочери, жена дяди Юры, тётя Лариса, превратилась в настоящую мегеру, но только действовала она тихо и исподтишка. Ей не нравилась семья её мужа, хотя она забывала о неприязни, если нужно было спросить об одолжении или оставить с кем-то ребёнка, когда, в отсутствии мужа, уехавшего в очередную командировку, она была занята. И как только появилась возможность, молодые родители переехали в отдельную квартиру в подмосковном посёлке, туда, где жила вся многочисленная семья Ларисы: её родители и две другие, уже замужние, сёстры. С тех пор началась длинная полоса холодного противостояния жены Юры с собственной свекровью, золовкой и уже позже, когда появилась я, с незаконнорожденной постыдной племянницей, которую было неудобно представить в приличном семейном кругу.


Collapse )

Бабушка

8D8A2699.jpgГлава пятая
Бабушка


Старая хлеб-соль забывается.


Русская народная сказка


Я помню один летний вечер – последний день августа перед началом третьего класса. Я возилась с какими-то вещами в большой комнате, как вдруг бабушка начала ругаться на меня – это было уже привычно, и я, словно не придавала значения её словам, слушала в пол-уха, или так мне казалось. И вдруг тон её голоса изменился – раздосадовано и раздражённо, но тише и спокойнее, выделяя каждое слово, она сказала: «Это я виновата, что ты родилась!» – и ушла.


Collapse )

Отец

8D8A2390.jpgГлава четвёртая
Отец


Сквозь грозы сияло нам солнце свободы,
И Ленин великий нам путь озарил.
Нас вырастил Сталин – на верность народу,
На труд и на подвиги нас вдохновил.


Из гимна Советского Союза


Сколько я себя помнила, отец приезжал к нам раз в месяц, гораздо реже – два. Он всегда появлялся неожиданно вечером, в конце рабочего дня. Он входил, мог иногда с порога дать мне небольшие гостинцы, в основном сладости и цветы – праздничный набор на именины или день рождения. Потом отец проходил в кухню. Ритуал всегда был одинаков: он садился за стол, спиной к окну, закидывал ногу на ногу и просил бабушку или маму налить ему «кофейку» и сварить пельменей. Отец очень любил пельмени, пока мог их есть. Он пил из одной и той же кружки растворимый кофе, больше похожий на молочный напиток со вкусом кофе. Пельмени подавались с водой, в которой варились, и заправлялись сметаной и кетчупом. Мама обращалась к гостю по имени, а за глаза – только по фамилии: «Семёнов».


Collapse )

2011: Ураган Айрин. Заключительная часть



Читать сначала

VII

Колокольный звон расположенной неподалеку католической церкви возвестил утренний час. Дождь перестал, ветра не было. Лишь грустное, уставшее серое небо. Завтрак сопровождался очередной порцией новостей и взволнованных тревожных разговоров по телефону с Олей, которая, не теряя самообладания, коротко подвела черту: «Свадьба будет! И будут дети!» Что означало – курс только вперёд.

К четырём часам дня мы были готовы отправиться в один из банкетных залов Манхеттена, где собрались гости, которым ненастье не помешало приехать на свадьбу. Скромная церемония продолжилась сладким фуршетом, радостными беседами и вздохами облегчения.

Collapse )

2011: Ураган Айрин. Часть 3

Читать первую, вторую главу.

III

«Как мало времени есть у нас…» - подумала я вечером, вспомнив о встрече на пляже и прекрасной Юне, которая оставила мне адрес своей электронной почты и сказала, что 29 августа она улетает обратно в Москву. У нас в запасе была ещё почти неделя, чтобы сделать портреты, но времени всё равно не хватало, потому что вот уже месяц у Диминой сестры Оли шла подготовка к свадьбе с её возлюбленным Мишелем, намеченная как раз на тот же день, что и отъезд моей новой знакомой, и все наши свободные дни были расписаны и заняты организационными заботами, семейными обедами и ужинами со всё прибывающими, с разных концов света, родственниками жениха и невесты. Будущая неделя обещала только больше суеты, и, балансируя на грани семейного долга и зова вдохновения, я старалась сосредоточиться на главном – выровнять дыхание, настроиться и прочувствовать родившийся в голове образ. Мне представлялся ранний утренний час с его мягким и прозрачным солнечным светом, когда ещё не успевали появиться контрастные тени, а туманная дымка, едва касаясь, обволакивала предметы, и казалось, что в воздухе разлито молоко.

Collapse )